Путь длиной в полвека

Дарованное крестьянам высочайшим соизволением и офор­мленное 1 января 1864 года Положением о земских учреждениях избирательное право можно расценивать как несомненно прогрессивный шаг, однако он был обставлен целым рядом условий. Сложная система цензов способствовала формированию совершенно определенного состава представитель­ных органов. В основу представительства был положен принцип привлечения к решению вопросов местного самоуправления, в первую очередь собственников. Этот подход оставался практически неизменным в течение всего периода деятельности земств.
 
Как бы в подтверждение этих слов приведем заявление губернского гласного Д.И. Потулова об отмене выборного начала в институте губернских гласных для крупных землевладельцев: "...крупная собственность, как несущая значитель­ные по земству повинности, не может быть лишена само­стоятельного представительства в земских собраниях", и право владельца оной "быть гласным самостоятельным без избрания".
 
В Калужской губернии в 1865 году в числе первых 19 из 59 губерний России были созданы земства. В 1892 году в 34 губерниях (в Калужской — тоже) введено в действие "Положение о губернских и уездных земских учреждениях". Процесс реализации "Положения" имел достаточно продолжительный период, вплоть до 1913 года.
 
В результате первых земских выборов дворяне составили 42 процента уездных и 74 процента губернских гласных (крестьяне соответственно — 38,5 и 10,6 процента, купцы — 10,4 и 11 процентов). Первенство "благородного сословия" подчеркивалось и тем, что председателями земских собраний были губернский и уездный предводители дворянства.
 
Принятое в 1890 году новое земское Положение, известное в исторической науке как документ, положивший начало "земской контрреформе", укрепляло позиции землевладельцев и более четко закрепляло классовый принцип представитель­ства.
 
Начало организации Калужского губернского земского со­брания приходится на декабрьскую сессию 1865 года. Список лиц, председательствующих в Калужском губернском земском собрании, открывал калужский губернский предводитель дворянства. Проводились две сессии в год. Гласные, избираемые уездными земскими собраниями на три года, принимали присягу, проверялись права гласных. Как сегодня говорят, кворум составлял не менее одной трети всего числа гласных.
2 декабря 1865 года губернское земское собрание приняло постановление № 1.
 
Заседания собрания проводились в здании Дворянского собрания, и на первом заседании гласные решили: "Предложить дворянству Калужской губернии на предстоящих выборах 1500 рублей в трехлетие за помещение в доме Дворянского собрания" (постановление № 13, 1865, декабря 14). Были выработаны правила для заседаний: заседание открывалось в 12 часов утра. Если же положенного числа гласных к означенному часу не собиралось, то председатель давал возможность ожидать до 12.30, и затем уже, в случае неприбытия остальных, собрание в тот день считалось несостоявшимся. Члены собрания призывались председателем к тишине и порядку звонком. Во время заседаний ни члены, ни посетители не имели права сходить с места и разговаривать. Правила предусматривали порядок, при котором "говорящие высказывают свои мысли, вставши с места и обращаясь к председателю, желающие возражать на высказанное мнение начинают говорить не прежде, как по окончании первым речи своей".
 
На одном из собраний председатель, "выставляя на вид, что по малому количеству наличных гласных, а именно 20, внезапный кого-либо отъезд обратит собрание в несостоя­тельное и тем лишит возможности продолжать занятия", отмечает как поступок, когда один из гласных от крестьян, Розуваев, за 210 верст пришел пешком в собрание, хотя и не получил никакого вознаграждения от своих избирателей.
 
Что же постановило собрание?
 
"1. Составить перед закрытием собрания полный список губернских гласных, как вовсе не бывших в собрании, так и появлявшихся лишь на короткое время и не участвовавших в десяти и более заседаниях.
 
2. Настоящее постановление со списком этим напечатать в С.- Петербургских, Московских и местных губернских ве­домостях".
 
Списки направлялись в уездные собрания, "дабы эти пос­ледние могли обратиться к означенным в списке гласным с вопросом: желают ли они и впредь продолжать носить звание губернских гласных, не исполняя тех обязанностей, которые возложены на них доверием земских собраний, избравших их, вероятно, не для почета?".
Не все имели и достаточный доход на общественную деятельность. Заявление гласного крестьянина Храмова "о необходимости со стороны избирателей назначать прогонные деньги и суммы на содержание небогатым гласным" собрание большинством — 19 против 2 — признало не подлежащим разрешению собранием. Обоснование же его заявления со­стояло в следующем: "Бросая на произвол все, чем я живу, и бросая не раз в год и на продолжительное время, в которое я вынужден на особый расход на содержание себя отдельно от семьи, невольно придешь к тому результату, что из исправного домохозяина в обществе дойдешь до степени нищего. Не являться же по призыву в собрание невозможно, потому что за неявку на оное вместе с передовым сословием пропечатывают в газетах и нашего брата — представителя сельских обществ, укоряя в полном несочувствии и даже холодности к общественному делу и пользам".
 
С марта 1867 года вводится понятие "предметы ведения" губернского и уездного земских собраний. Правда, с позиции нынешнего дня вопросы кажутся частными, например, вопрос "о переводе базарного дня с воскресенья на четверг как не подлежащий разрешению губернского земского собрания" или "как не подлежащее ведению губернского земского собрания ходатайство помощницы учительницы Дворцовского сельского училища Калужского уезда о выдаче ей возна­граждения" и прочее.
 
Безусловный интерес представляет Свод постановлений Ка­лужского губернского земского собрания за 40 лет — со 2 декабря 1865 года по 23 марта 1905 года (Калуга, 1907), в частности его структура. 13 отделов включали в себя вопросы организации земского управления, земские финансы, повинности и налоги, народное продовольствие, народное образование и другие.
 
Анализируя предметный указатель второй Государственной думы (20 февраля — 2 июня 1907 года), можно обнаружить немалое сходство обсуждаемых вопросов. Законопроекты, внесенные министрами и главноуправляющими, составляли 88 процентов от общего числа, остальные 12 процентов — законопроекты, внесенные членами Государственной думы. 
 
В декабре 1866 года губернское земское собрание предо­ставило уездным собраниям право определять размер платежа в казну с купеческих капиталов, торговых и промысловых свидетельств и патентов. Губернская земская управа пред­ставляла собранию пояснительную записку к смете. Пред­ставляемые расходы делились на обязательные и необяза­тельные. Губернская потребность определялась сообразно ко­личеству земель и капиталов в каждом уезде. Излишек возвращался уезду. Отмечалось: "Многие уездные управы, не будучи в состоянии покрывать свои расходы неисправно поступающими земскими сборами, обращались прежде и обращаются теперь с денежными требованиями в управу губернскую, чем, естественно, ставят ее в положение весьма затруднительное, так как сама она располагает суммою, едва достаточною на удовлетворение потребностей, лежащих на ее обязанности, и, кажется, уже истощила всевозможные меры для отстранения угрожающего подрыва".
 
Губернское земское собрание слушало заявление губернской управы о невозможности в настоящее время составить так быстро проект разделения имущества на губернское и уездное (характерно до сегодняшнего дня). Распространенный характер носили замечания по сметам и раскладкам. Рассматривались проекты дальнейшего развития медицинского дела и образо­вания. Я процитирую: "Есть начатки или готовые основания в каждом уезде для правильного устройства врачебной части, которыми стоило бы воспользоваться уездным учреждениям, это — уездные больницы... Они должны быть центральными уездными народными больницами".
Русско-японская война 1904—1905 годов и связанное с ней общественное движение вновь сделали преобразование госу­дарственного строя в России исторической необходимостью. Рескрипт на имя министра внутренних дел Булыгина гласил: "Отныне с Божию помощью привлекать достойнейших, до­верием народа облеченных, избранных от населения людей к участию в предварительной разработке и обсуждении законодательных предположений".
 
Для понимания общественно-политических процессов, про­текавших в то время в России, представляется полезным рассмотреть, как проходили в Калужской губернии выборы в Государственную думу. Прежде всего, стоит отметить, что эти выборы сопровождались целенаправленным идеологичес­ким воздействием.
 
Примером может служить отрывок из редакционной статьи официальной газеты "Калужские губернские ведомости" о том, как следует понимать слова Высочайших Манифестов 17 октября и 3 ноября 1905 года (цитирую): "Государю благоугодно было возвестить народу лишь основы гражданской свободы, каковая безусловно должна быть ограничена зако­нами, выработать которые предстоит правительству при учас­тии Государственной думы. Понятно, что до тех пор, пока эти законы о свободах не будут выработаны в Государственной думе, благоразумие велит каждому из нас пользоваться свободою с большой осторожностью...".
 
И следующее: "Дружеский совет русскому народу перед выборами в Государственную думу" (это та же газета от 24 сентября 1905 года). В чем заключался этот дружеский совет? Автор суров в своих предостережениях, цитирую: "Подумайте строго о том, кому подобает приблизиться от вашего имени к священной особе Царя и говорить ему от вашего имени и ходатайствовать о ваших немощах, прося их исцеления, о ваших нуждах, прося их удовлетворения... Великий грех, гнев Божий и недовольство Царя падут на вас, если не приложите все силы своего разумения и усердного старания, чтобы избрать достойных доверия советников в Думу Государст­венную...".
 
Были и материалы, претендующие на аналитичность суж­дений. "Какой состав Думы желателен для России?", — задавался вопросом автор "Калужских губернских ведомостей" в январе 1906 года. Его ответ был таким: "...все разнообразие партий, объявившихся в России в настоящее время, можно свести к трем группам: консерваторов, умеренных либералов и либералов крайних. Является важнейшим вопросом, какая из этих групп получит преобладающее значение в Думе". Впоследствии он склоняется к тому, что умеренные либералы пришли к власти.
 
Памятное событие для губернии состоялось в Доме дво­рянства 26 марта 1906 года. В губернской хронике сообщалось, что заседание губернского избирательного собрания закон­чилось только в 8 часов вечера избранием члена Думы от крестьян. Им стал крестьянин селения Лопухина Утешёвской волости Мещовского уезда А.И. Сурнов. В последующие дни состоялись избрания остальных четырех членов в Государст­венную думу. Избранными оказались князь С.И.Урусов, по­мощник присяжного поверенного Л.Н.Новосильцев, крестьянин Лихвинского уезда К.В.Лагутин и председатель губернской земской управы В.П. Обнинский.
 
 Известие о роспуске первой Государственной думы, состо­явшемся спустя 72 дня после начала ее работы, на страницах официальной местной прессы не вызвало ни слова сожаления. Скромное сообщение в разделе "Телеграммы" сухо инфор­мировало о случившемся. 
 
Естественно, что интересы избирателей на протяжении всего периода существования губернского земского собрания и Государственной думы были главным аргументом в обо­сновании деятельности гласных. В первые годы своего су­ществования Государственная дума не воспринималась глас­ными губернского земства в качестве возможного защитника интересов провинции. Более того, деяния депутатов Думы зачастую становились объектом критики. Нечастые апелляции к верховной власти в основном сводились к составлению "верноподданнических адресов", выражавших мнение губерн­ского земского собрания по тем или иным актуальным вопросам.