Город Медынь

Медынь
 
Медынь — небольшой городок Калужской области, расположенный на севере, на границе с Московской областью, с населением чуть больше восьми тысяч жителей, центр муниципального района «Медынский район». У города красивое название и древняя история.
 
Историки считают, что здесь жило славянское племя вятичей. Следы поселения вятичей сохранились до сих пор. Когда город основан неизвестно. Первые найденные летописные источники свидетельствуют, что в XII — первой половине XIV столетия Медынь, как укрепленное городище входит в состав Смоленского княжества.
 
Подготовка смолян к поединку с «литвинами» была замечена про­ворным и богатым московским боярином Федором Андреевичем Кошкой, который, вероятно, ссужал деньга­ми смоленских бояр, вла­девших Медынью. Федор поспешил накануне неизбежного  военного столкновения затребовать долги. Смоляне оказались  некредитоспособными, и боярин Федор  «вытя­гал» у них Медынь.
 
Смоленские полки  были раз­биты литовцами. В сражении Святослав погиб. Смоленск ка­питулировал. Но Медынь с об­ширной округой уже ушла под  руку Москвы. Федор Кошка  не имел шансов ее удержать и преподнес, выговорив, навер­няка,  какие-то привилегии  и льго­ты, Дмитрию Донскому.
 
Дмитрий Донской отдал Медынь в 1389 году сыну своему Андрею. В Духовной грамоте (второй) Великого князя Дмитрия Ивановича (13 апреля – 16 мая 1389 г.) записано:  «…И чтo вытягал боярин мой Федор Андреевич на обчем рете Тов и Медынь у смолнян, а то сыну же моему, князю Андрею…»
 
В 1480 году медынская земля вошла в зону Великого противостояния русских войск с войсками хана Ахмата. Недалеко от Медыни в г. Кременец находилась ставка Ивана III во время «Великого Стояния на Угре».
 
Уладив конфликт с братьями, приняв меры по укреплению Москвы на случай враждебного вторжения, Иван III 3 октября 1480 года  выехал из Москвы и расположился со своей Ставкой в городке Кременец на реке Луже, в 14 километрах от Медыни. Небольшой  медынский городок Кременец, располагавшийся между Медынью и Боровском, примерно в 50 километрах позади русских полков, стоявших вдоль берега р.Угры  стал Ставкой великого князя московского Ивана III.
 
На выгоды кременецкой  позиции неоднократно обращали внимание многие историки. Польский историк Ф.Папэ писал, что позиция самого Ивана III под «кременецким селом» была превосходна, ибо не только служила резервом, но еще заслоняла Москву со стороны Литвы.
 
Кременецкая позиция давала возможность быстро перебрасывать войска к угрожающему участку. Именно военной целесообразностью можно объяснить стоянку великого князя Ивана III позади р.Угры, в Кременце.
 
Именно отсюда, с медынской земли, Иван III принимал важнейшие решения, обеспечившие успех в противостоянии с войсками хана Ахмата.
 
Освободительная борьба русского народа,  обусловленная всем ходом истории, увенчалась успехом.  Иван III повелевает построить  в Медыни монастырь во имя Благовещения, вследствие того, что именно из-под Медыни пришла  «благая весть» о бегстве хана.
 
Сегодня в память о событиях, происшедших на кременской  земле  пять веков назад,  на холме перед Храмом Воскрешения  установлен памятный камень.
 
Роль порубежья Московского княжества в древности связана со многими трагическими событиями Медыни. Ее сжигали монголо-татарские орды, разрушали вассалы польского короля в Смутное время, на Медынь шла наполеоновская армия в 1812 г. Вновь и вновь восставал город из пепла, в XVII в. стал центром обширного Медынского уезда.
 
Медынь — уездный город
 
24 августа 1776 года в Калуге было объявлено об образовании, на основании учреждения списка губерний Российской империи Калужского наместничества, которое было торжественно открыто 15 января 1777 года. В состав наместничества вошли 12 уездов, в том числе Медынский. Калужский генерал-губернатор М.Н.  Кречетников предложил сделать Медынь уездным центром не по экономическому признаку, а по «удобности местоположения». На это событие повлияло и то, что Медынь находилась не в частном владении, а в ведомстве Коллегии экономии, и его не надо было выкупать у помещика.
 
В марте 1777 г. по указу Екатерины II Медыни дан был герб. Он изображал собой «Голубой щит, насеянный золотыми пчелами, изъявляющий как обильство оных в окружности сего города, так и самое наименование оного».
 
Итак, экономическое село Медынское городище становится городом и получает название Медынск. Медынский уезд занимал обширную территорию: в него входила большая часть Дзержинского, Износковского, Юхновского и Малоярославецкого районов. Уезд делился на 22 волости. В нем было 228 сельских общин, 599 селений. Однако по сравнению с другими уездами Калужской губернии Медынский уезд в те годы был самым малонаселенным: по первой подушной переписи 1719 г. значилось 11912 человек.
 
Возведение Медыни в статус уездного города способствовало его развитию. Началась плановая застройка города. Генеральный план застройки уездного города Медыни составляет известный калужский архитектор Петр Романович Никитин, он же занимается организацией строительства и наблюдением за ходом работ.
 
Новый план города предусматривал выделение главного центра — городской площади, на которой размещались большая торговая площадь и административные здания. Непременным условием становилась застройка улиц вдоль «красной линии». Главная улица увязывалась с древней северо-восточной «гонной» дорогой, связывающей Медынь с Малоярославцем. Размещение главного соборного храма на возвышенности выделяло его из всей рядовой застройки, делало более величественным. Большая торговая площадь размещена на месте существования древнего торга, правда, она значительно расширена и приобрела квадратное в плане очертание. Всю ее северо-восточную границу, в соответствии с планом, должны занимать здания общественного назначения — «Присутственные места», дом «Городничего и казначея». С противоположной стороны площадь замыкает здание городского магистрата. Соляные, винные и хлебные магазины располагаются южнее, близ берега р. Медынки.
 
Городской регламент предусматривает застройку центральной улицы и торговой площади только каменными зданиями, а так же сознательную обособленность одних кварталов города от других в зависимости от социальной значимости его жителей. Дворяне и купечество пользовались правом возведения своих жилых домов в наиболее престижных местах города. Город разбивался на 23 квартала и окружался снаружи рвом и валом для ограничения его роста. Хозяйственные постройки выводились за жилые кварталы. Так, например, кузницы, примыкают к городскому валу.
 
В первоочередную программу общественной застройки центра города входит строительство собора Константина и Елены, а также здания «Городничего и казначея» и «Присутственных мест».
 
СОБОР ВО ИМЯ
КОНСТАНТИНА И ЕЛЕНЫ
(ул.Кирова, 35).
 
На древнем городище Собор в честь равноапостольных царя Константина и царицы Елены был построен в 1779–1781 гг. и являлся образцом храмового зодчества конца 18 века. Специально разработанный план г. Медыни с самого начала учитывал расположение собора на наиболее возвышенном месте города — на территории его древнего городища. Собор должен был отвечать требованиям упорядоченности всей городской структуры и являться, по существу, важнейшим его формообразующим ядром. На предлагаемом плане регулярного города главный храм был показан, во-первых, в центре города, во-вторых, на некотором удалении от торговой площади, в-третьих, на исторически обусловленном месте.
 
К 1782 году Константино-Еленинский собор в Медыни был возведен и начата отделка его интерьеров.  Храм предельно органично вписывается в новую планировочную структуру города.
 
Известно, что в интерьере находилась «особочтимая» икона Владимирской Божьей Матери, которая была перенесена из деревянной церкви Благовещения Пресвятой Богородицы, сгоревшей в 1753 году. Здесь же хранилось напрестольное Евангелие и крест, пожертвованный Екатериной II при освящении собора. Вполне вероятно предположить, что этим актом императрица как бы оценивала историческую роль города в событиях 1480 года.
 
Вплоть до 1917 года собор не претерпевает значительных изменений.
 
В 1920-е годы внутреннее пространство храма приспособили под кинотеатр. Примерно в это же время первоначальная интерьерная декорация подвергается существенным изменениям. Вероятно, несколько позднее, в 1930-е гг., была полностью разрушена колокольня. Сильно пострадавший в начальный период войны, собор в послевоенное время был приспособлен под Дом культуры.  В 1950-е годы здание находится на балансе Горисполкома и арендуется Медынским райпотребсоюзом исключительно для складских целей. Ныне приходится лишь сожалеть, что наш край лишился этого замечательного сооружения.
 
 Здание для «Городничего и казначея»
(ул. Луначарского, д.45)
 
Оно было построено в конце 1770-х годов в соответствии с причислением г. Медыни к Калужскому наместничеству.
 
Согласно типовому проекту, планировочная организация здания с самого начала предусматривала размещение в верхнем этаже здания жилых покоев для городничего и казначея. Весь первый этаж отводился под помещения правления и слуг.
 
На всем протяжении XIX века вплоть до 1917 года, здание использовалось по первоначальному назначению, учитывая лишь менявшуюся структуру управления.
 
В настоящее время здесь располагаются помещения прокуратуры, финотдела и отдела образования.
 
Здание «Присутственных мест»
(ул. Луначарского, д. 47).
 
Здание построено в 1777 году в связи с причислением Медыни к Калужскому наместничеству для обслуживания, как многочисленных нужд города, так и непосредственно Медынского уезда. Оно играло двоякую, градостроительную и социальную роль: участвовало в застройке центральной площади как полноправный элемент и позволяло значительно расширить представительство для управления на местах. Последнее обстоятельство предопределило постановку его в самой древней, как, наиболее значимой, части города.
 
Прообразом типового проекта здания «Присутственных мест» послужила жилая архитектура первой половины XVIII столетия. Такое же типовое решение помимо Медыни, встречается в городах Центральной России, в частности, Алексине, Кашире, Ефремове, Белеве.
 
Здание «Присутственных мест» расположено в центральной части города, сложившейся в законченный ансамбль в конце XVIII века. Поставленное вдоль южной границы владения, непосредственно окаймляющей северную часть застройки городской площади, здание своим главным фасадом обращено на данную площадь. Отсюда же организован и вход в здание. С самого начала здесь размещались помещения для уездного и земского суда, приказных служителей, архива и т.д. На всем протяжении XIX века, вплоть до конца столетия, здание использовалось по первоначальному назначению, учитывая меняющуюся структуру управления на местах, особенно после 1861 года.
 
В настоящее время здание используется редакцией районной газеты «Заря» и Медынской центральной районной библиотекой.
 
В первой половине XIX века Медынь постепенно расширяется и улучшается. В 1820-21 годах в Медыни сооружается деревянная одноэтажная уездная больница для военнослужащих инвалидной команды.
 
«Градскоеобщество» несло основную тяжесть налоговых повинностей, в том числе — по починке городских мостов, дорог и содержанию воинских команд, квартировавших в Медыни. Налоги поступали в виде подушных сборов, сборов с торговли и городских имуществ, процентных денег с купеческих капиталов. На городского обывателя падали издержки на содержание полиции, городового магистрата, сиротского суда, городской думы, училища, инвалидной команды, городской больницы, пожарной, санитарной и ветеринарной служб.
 
У медынских мещан была еще одна сезонная повинность — устройство парома через р. Медынка во время разлива талой воды. Наличие речки в городе делало возможным использование водной энергии для обмолота зерна. В Медыни имелась мукомольная мельница, которая с 1835 года сдавалась на содержание М. Егунову.
 
Мещане содержали в собственных домах гостиницы (посадская Анна Талыпина и Федор Клушин), харчевни (Иван Талыпин, Алексей Медведев), занимались пивоварением. В Медыни, как и по всей Руси, среди напитков, потреблявшихся населением, пиво занимало ведущее место. Так, на 1830 год свидетельства на право пивоварения были выданы думой Ф. Клушину, А. Талыпиной, А. Паршину.
 
Социально-экономическое развитие Медыни увеличивало потребность горожан в земле. В конце 30-х годов под домами в Медыни значится 49 десятин 298 кв. сажен городской земли, а в 1842 году — уже 115 десятин 96 кв. сажен, т.е. — площадь городского заселения за незначительный срок выросла более чем вдвое.
 
В дальнейшем укрупнение Медыни шло невысокими темпами. В 1849 году журналы городской Думы называют ту же земельную площадь, занятую городским поселением, что и в 1842 году.
 
Население Медыни к середине 19 века составило 982 человека мужского пола, т.е. за 60–70 лет увеличилось почти в 3,5 раза. На основании вышеприведенных данных о росте городской застройки, можно охарактеризовать время между 1839 и 1842 годами, как наиболее интенсивное в плане роста численности населения Медыни.
 
В XIX веке доходным промыслом остается для медынцев извоз, когда целые артели подряжались на перевозку бумаги и полотна с мануфактур Гончарова и других фабрик и заводов, товаров купцов на ярмарки и т.д. В большинстве случаев артели составлялись из соседей.
 
Значительная часть жителей уезда уходила из своих сел и деревень на отхожие промыслы в Москву, Петербург, Калугу, и другие города. Уходили мастеровые следующих специальностей: портные, картузники, красильщики, набойщики, слесари, сусальщики, серебряных и золотых дел мастера, паяльщики, медники, пуговичники, чеканщики, кафельщики, хлебники, калачники, кондитеры, извозчики, столяры, бочары, щепники, шорники, сапожники, скорняки. Уже это одно простое перечисление промыслов, которыми занимались медынцы в течение прошлых столетий, много говорит о талантливости медынцев, об их искусности в различных ремеслах.
 
Но развитие производительных промыслов осуществлялось и на территории уезда. Так, например, крестьяне Адуевской волости славились изготовлением колес и ободьев для телег (в 1882 году выработано было продукции на 94 тысячи рублей в течение промыслового периода), а жители Незамаевской волости занимались стружкой соломы для изготовления спичек.
 
Простой люд почти поголовно был неграмотным, но первые ростки народного просвещения начинали пробиваться еще в начале XIX века. В 1804 году был издан Устав учебных заведений, «коим разрешалось в уездах открывать училища за счет казны, городским и сельским обществам разрешалось заводить приходские школы». В 1819 году медынский предводитель дворянства Майнов докладывал в губернию, что на учреждение Медынской приходской школы дворяне пожертвовали 778 рублей и обещали ежегодно вносить 100 рублей и по 10 сажень дров. На следующий год школа открылась. Первым учителем был Николай Волков, который обучал грамоте и арифметике. Священник преподавал закон божий. Предводитель дворянства сообщал в губернскую дирекцию училищ: «Похвальные успехи. Многие очень хорошо читают церковную и гражданскую печать, равно и пишут изрядно. Общеполезное усердие г. Волкова. Куда войти с представлением о повышении его в чине?»
 
В 1828 году приходское училище было преобразовано в уездное, сначала в двух, а затем в трехклассное. Кроме того, был учрежден подготовительный класс, а в 1837 году класс преобразован в приходскую школу.
 
К 1860 году в уездном мужском училище было 49 учеников, в приходском — 66, из них 32 девочки. В эти годы открывались школы при церквах, а также либерально настроенные помещики открывали частные школы. В имении Спафарьевых, в деревне Дарьино, в числе первых открылась школа для крестьянских детей.
 
Вносили вклад в народное просвещение и дворяне Воейковы, имевшие в Медынском уезде обширные поместья. Николай Павлович Воейков, штабс-капитан, адъютант генерала Ермолова, был арестован царскими властями 9 января 1826 года по подозрению в участии в декабрьском восстании 1825 года на Сенатской площади. Но руководители восстания на допросах не подтвердили причастность Воейкова к тайным обществам, и он был освобожден из крепости 20 февраля. Николай Павлович Воейков избирался в Медыни предводителем дворянства в 1863 и в 1871 годах. При его содействии в Медыни открылось женское приходское училище.
 
Имелась в Медыни вольная аптека провизора М. Лаврова. В 1871 году в приспособленном помещении открылась медынская земская больница на 30 коек.
 
Из отношения директора телеграфов МВД К.К. Людерса Калужскому губернатору И.Е. Шевичу о расширении телеграфной сети в губернии следует, что к 1875 году в Медыни была открыта телеграфная станция. Первая публичная библиотека в Медыни была открыта 8 ноября 1907 года.
 
По данным калужского краеведа Д.И.Малинина бюджет города Медыни в 1909 году был следующим: доход 25 тыс. рублей, расход 25 ½ тысяч рублей. Долг 10 тыс. руб. Перерасход покрывался продажей городского леса.