Семейные архивы: Иван Александрович Кондрашов

Иван Александрович Кондрашов 20 лет проработал в Юхновской районной газете и 17 – народным судьей. За свою жизнь написал сотни очерков, репортажей, зарисовок о людях. А вот о себе ни одной заметки не оставил. А рассказать ему было о чем.
 
Ивану Кондрашову не было и 17 лет, еще десятилетку не закончил, когда началась война. В июле 1941 года в числе первых вступил в отряд особого назначения. На лошадях с оружием патрулировали дороги, поля, охраняли скирды и риги, совершали такие дерзкие вылазки во вражеское окружение, на которые взрослые вряд ли были способны. Перерезав провод над Рессой, нарушили связь Юхнов-Мосальск. Прекрасно зная местность, выводили из окружения наших солдат и офицеров.
 
В мае 1942 года Ивана призвали в армию. Был зачислен в состав краснознаменного стрелкового полка 330-й дивизии 10-й армии Западного фронта. Хваткого, смышленого паренька сразу же отправили в полковую школу. После ее окончания назначили командиром минометного расчета. А вскоре, пройдя курсы младших лейтенантов, он стал командиром стрелкового взвода.
 
В начале августа 1943 года 33-я стрелковая дивизия, оборонявшая и освобождавшая город Киров, двинулась на прорыв мощного немецкого бастиона. Дважды красноармейцам пришлось бросаться в яростную атаку на штурм вражеских позиций, огрызавшихся шквалом огня.
 
Во второй половине дня 13 августа враг, не выдержав напора воинов стрелковой дивизии, попятился, а затем стал спешно отходить.
 
В одном из кровопролитных боев при блокировании вражеского дота был тяжело. С поля боя его вытащили санитары и доставили в 62-й передвижной полевой госпиталь. 
 
Надежды почти не было. Военный хирург сокрушенно заметил: "Нужна срочная операция, но большая потеря крови – жизнь в опасности". И добавил, глядя на медиков, собравшихся вокруг тяжело раненного: "Умирает лейтенант. Жаль, очень молодой".
 
Откликнулась медсестра Зинаида Киселева: "У меня такая же группа, как у него". И, не раздумывая, стала готовиться к переливанию крови. Когда лицо молоденького лейтенанта порозовело, Зинаида потеряла сознание. Придя в себя, поинтересовалась, кто он, очередной ею спасенный, обрадовалась, что паренек из соседнего района (она из Юхновского, он – из Мосальского), но их деревни на берегу одной речки – Рессы.
 
На следующей день лейтенанту Кондрашову сделали операцию. Вынули пулю, осколки. Смерть отступила.
 
Перед эвакуацией лейтенанта в глубокий тыл его навестила голубоглазая спасительница. В левый карман гимнастерки опустила клочок бумаги со своим полевым адресом. Улыбнувшись (мы же теперь породнились!), попросила написать, как сложатся дальше дела.
 
Но написать не удалось. Окровавленную гимнастерку отдали в санобработку. Кондрашова отправили в эвакогоспиталь, а Зинаида Киселева двинулась на запад и дошла до Берлина.
 
…Работая в редакции, а потом в районном суде, Иван Александрович пытался навести справки о своей спасительнице – Зинаиде Александровне Киселевой. Однако ничего не смог узнать, кроме того, что она живет в Москве.
 
…Он узнал ее сразу. И нахлынули воспоминания об августовских жарких днях 1943 года. Тогда город Киров Калужской области был в полукольце вражеского окружения. Фашисты с присущей немцам педантичностью окопались вокруг, отладив глубокоэшелонированную систему обороны, приспособив под огневые точки все высотки. Стрельба не прекращалась ни на минуту. Вот тогда-то Кондрашова и ранило. А Зинаида Киселева на его счастье оказалась рядом.
 
– А помнишь, – говорил Иван Александрович, – железнодорожную станцию "Фаянсовая".
 
– Помню, – отвечала ему Зинаида Александровна. Земля горела и стонала от адского смерча войны.
 
Вспоминали знакомых командиров и будто вновь пережили события тех далеких дней.
 
Ивану Александровичу было что рассказать о себе своей спасительнице. Старался жить по совести. И судить по совести, и писать, как душа велит.
 
После госпиталя Ивана Кондрашова, отмеченного за мужество и героизм орденом Красной Звезды, отправили домой. Там он ни дня не оставался без дела. Работал в колхозе "Бурная Ресса", секретарем Чертинского сельсовета, а в 1950 году поступил в Московский юридический институт.
 
В 1954 году приехал в Юхнов. Работы по специальности в тот момент не было. Райком партии направил молодого юриста ответственным секретарем в районную газету "Вперед" (так тогда она называлась). Сотрудников не было. Так случилось, что Иван Кондрашов остался один на один с районкой. Работал за всех: за редактора, ответственного секретаря, корреспондента, корректора. Единственная помощница – бухгалтер Зинаида Родичева. На ходу осваивал азы газетного дела. Писал репортажи, зарисовки, фельетоны. Насыщал полосы информацией с полей, ферм, строительных площадок. Добывал материалы, отправляясь на объекты на велосипеде с моторчиком (другого транспорта не было).
 
Трудностей хватало. Часто возникали проблемы с электричеством: работал при свете керосиновой лампы. А еще редактору приходилось выполнять функцию партийного уполномоченного в колхозах. Бывать на севе, уборке урожая, утренней дойке коров. Это выбивало из редакционного ритма, поэтому приходилось писать по ночам.
 
В 1963 году Иван Александрович поступил в высшую Московскую партийную школу на факультет "Газеты и телевидение". Потом еще три года был заместителем редактора газеты. Именно в это время написал свои лучшие очерки и корреспонденции.
 
В общей сложности он проработал в печати почти два десятка лет.
 
В 1970 году И.А. Кондрашова избрали районным народным судьей. И здесь он пользовался авторитетом своих коллег и уважением населения. Но в душе всегда оставался журналистом. Ни на день не прерывал связи с районной газетой. Писал заметки из зала суда, а когда ушел на пенсию, обо всем, что наболело. Знал обо всех делах и проблемах коллег, часто подсказывал интересные темы.
 
За многолетний труд Иван Александрович был награжден десятками грамот, особенно ценил Диплом форума "Общественного признания". Им он награжден за большой вклад в дело укрепления могущества России.
 
…До последних дней пера не затупил и сердцем не остыл.
 
Татьяна Коротаева.
Снимки из семейного архива Кондрашовых.